17 Октября 2013 «Стыд» для курсантов, или Цель визита в Душанбе

В столице Таджикистана под патронажем Министерства культуры РФ проходит Неделя российского кино

За этой короткой информационной фразой — десятилетия прочной связи и распада отношений, невидимые постороннему глазу эмоции, надежда и сомнения, человеческие судьбы, ожидание, долгожданные встречи и хорошее, качественное кино, которое собирает полные залы — вопреки расхожему мнению, что наш артхаус противопоказан зрителю. То ли в Душанбе смотрят кино по-другому, то ли программа, составленная Ситорой Алиевой — главным куратором «Кинотавра», — действительно создала в столице Таджикистана эффект полного погружения: ни один зритель ни с одного фильма не ушел, несмотря на то, что российские кинооткрытия года жестки, безапелляционны и уж точно не претендуют на развлекательность. Среди них — «Пустой дом» Нурбека Эгена и Екатерины Тирдатовой, «Стыд» Юсупа Разыкова, «Стальная бабочка» Рената Давлетьярова или «Майор» Юрия Быкова, после финальных титров которого зрители оставались сидеть в зале, надеясь все-таки увидеть режиссера, не сумевшего прилететь к показу. 

Так как мне выпал случай оказаться единственным обозревателем события с российской стороны — для «Культуры.рф», стоит описать сам контекст Недели российского кино. Потому что на дворе 2013 год, отношения России с Таджикистаном отнюдь не советского периода, а в Душанбе, по словам Сафара Хагдодова, председателя местного Союза кинематографистов, «продолжают поливать корни — советский кинематограф, чтобы не засохло само дерево».

Во-первых, показы совпали с Курбан-байрамом — пришлись и на сам праздник, и на дни до и после. Садулло Рахимов, секретарь Союза и арт-директор Недели, до сегодняшнего дня высказывал опасения, что в праздничный день зрители могут не собраться на просмотр российских фильмов. На сегодня пришлись показы «Дочери» (режиссеры — Александр Касаткин и Наталья Назарова) и «Майора» (режиссер — Юрий Быков). Ко всеобщему удивлению, опасения не оправдались.

Во-вторых, как рассказал Сафар Хагдодов, традиция кинопоказовСадулло Рахимов и местное ТВпрекратилась в начале 90-х. Показ отдельных картин прошел в 2007 году, и это была разовая акция за последние двадцать лет.

В-третьих, поскольку над составлением программы потрудилась Ситора Алиева, в Душанбе показывают цвет артхаусного мейнстрима (вполне уместное определение для нашего нового кино, давящего на болевые точки и пригвождающего зрителей к креслам своим душевным эксгибиционизмом) и дублируют открытия «Кинотавра»: те же «Стыд» Юсупа Разыкова и «Географ глобус пропил» — фильмы, которые и в Москве до сих пор недоступны для просмотра простому смертному.

И в-четвертых, в Таджикистане по-прежнему сложная ситуация с кинотеатрами — хоть грандиозные здания с некогда знаменитыми названиями в Душанбе еще живы — и VSP, и Dolby, и тем более 3D мало куда добрались,  часто картины показываются с дисков, как в видеосалонах эпохи 90-х.

На паспортном контроле в Домодедово таможенник строго спросил меня о целях визита в Душанбе — и, услышав о «кинофестивале», хохотал следующие минут пять. «Сталинград» везете или артхаус? Получив ответ о вероятном артхаусе, скроил ироническую улыбку, от которой мне стало не по себе — я еще раз проверила билет, но он вел прямиком в Таджикистан. Я вспомнила вездесущий скрип скотча, которым пассажиры, преимущественно мужского пола, старательно обматывали каждую сумку у стойки регистрации на рейс в Душанбе, вспомнила свой чемоданчик, который из чувства противоречия был отправлен мною на ленту незапечатанным, и уже махнула рукой. Будь что будет.

Следуя лучшим традициям нашего кино, то есть говоря откровенно, Таджикистан для сегодняшней России — синоним родины гастарбайтеров. В обнимку с этими мифами и стереотипами мы живем последние лет десять. Здесь, в Душанбе, об этом хорошо знают даже те, кто не летает в Москву. Но развернуть вспять экономическую картину и устранить издержки геополитики — бессильны. Однако почему-то ради того, чтобы принять участие в кинособытии на территории Таджикистана, продюсер Сергей Сельянов перенес и отменил все важные встречи, включая Неделю российского кино в Нью-Йорке. Просто он запомнил то тепло, с которым 20 лет назад здесь приняли его «Духов день».

И москвичи очень удивились бы, услышав, как некоторые местные чиновники к месту цитируют Тютчева и Сократа. Узнав, какие обсуждения фильмов ведутся в гостиной местного Дома кино, где проходит сейчас Неделя российского кино. С каким восхищением рассказывают здесь о своем друге Мохсене Махмальбафе — он здесь такой Учитель с большой буквы. Как с белой завистью обсуждают иранское кино, мечтая когда-нибудь, совсем скоро открыть миру и свою любовь к Родине. Завсегдатаев и гостей здесь кормят вкусными супами, горячей фасолью, орехами и угощают чаем. В праздничный день здесь и вовсе тепло, в ярких платьях, туниках и чапанах ходят друг к другу в гости на шурпу и усаживаются на подушки возле рядов сладостей, выложенных на скатерти узорами восточного ковра.

В первый день Сергей Сельянов провел в  Доме кино мастер-класс, на котором выявил слабые места отечественной киноиндустрии, раскрыл причины наших расхождений с Голливудом, и уверил  таджикских кинематографистов, что если они сами не будут выдвигать в мир и предлагать свои проекты, никто другой им не поможет.  

Свой мастер-класс  провела и Ситора Алиева - для культурологов гуманитарного Университета. Она рассказала студентам о том, как отбираются фестивальные фильмы и как ценятся специалисты культурных эвентов на западных площадках, о том, что культуролог — одна из самых влиятельных профессий, но для достижения высокого уровня надо быть в курсе современных трендов, которые меняются каждые несколько лет. Конечно, в Таджикистане сложно с изучением новых направлений и имен — культурные события даже в столице не формируют лицо общества, и каждый второй студент, получающий здесь образование в сфере культуры, уверен, что ему все равно придется работать в торговле.

Однако более опытные режиссеры и артисты, особенно закалки советских вузов, такие как Зульфия Садыкова, выпускница московской Щепки и активный директор Дома кино в Душанбе, — признаются: живут мечтой и верой, что в один из дней ситуация изменится и ветер подует наконец и в их сторону. Стало же известным в мире иранское кино, и довольно быстро, — значит, надо перенимать опыт соседей, чтобы шансы появились и у таджикского кинематографа.

Им не очень симпатично, что в привезенной для показа картине «Она» Ларисы Садиловой и Павла Финна героиня из Таджикистана лишний раз подкрепляет образ гастарбайтера. Зато на просмотре картины «Иван, сын Амира» Максима Панфилова, также показанной на «Кинотавре» в этом году — о возможности услышать другого, говорящего на чужом языке, — никто не смог сдержать слез (женщина из Севастополя, спасаясь от войны, попадает в узбекский кишлак и становится третьей женой Амира. Родив от него сына, она называет его в память о погибшем муже Иваном, но муж, оказывается, жив…).

Российские фильмы в Доме кино показываются дважды — на некоторые сеансы не хватает мест. На просмотр «Стыда» в Доме кино собрались курсанты полиции — фильм был отобран по тематике и идейным соображениям. «Стыд» Юсупа Разыкова оказался полным и неожиданным погружением на глубину кинематографа. Трагическая история жен подводников обескуражила зрителей своей прямотой и откровенностью, подходящей к крайней черте, когда человек абсолютно беззащитен и прозрачен. Снег Крайнего Севера по обыкновению способствует процессам выявления истинного Я. Только отогнав от себя сомнения и страхи, зримо поедающие плоть, и перестав стесняться слабостей, обретает силу главная героиня: вместо того чтобы бесконечно губить себя, она спасает чужую жизнь и душу. Или и того больше, раздавленные реальностью люди начинают видеть удивительный свет: северное сияние — красота для избранных. 

Одна из зрительниц сообщила, что фильм «Стыд» показался ей слишком депрессивным и «так нельзя — все просто выживают». Подумав, добавила, что финал все-таки предлагает какой-то свет, и за это можно ухватиться, как за соломинку. Не знаю, пришла ли та же зрительница на следующий день на «Майора», в котором не найти и «соломинки». Выживание любыми способами — пожалуй, одна из главных тем лучших российских картин нового времени, выбросивших за борт лишний балласт красивых планов, немотивированных поступков и беспечных диалогов. Новое российское кино утягивает зрителя за собой на глубокое дно, в зону давления, и разговаривает с ним там — в условиях полного погружения. 

Дарья Хренова
Фотографии автора



назад
© 2006-2018 ОРКФ «Кинотавр»